Что такое валютное хеджирование

Сейчас вновь стало модным ругать спекулянтов — типа во взрывном росте курса валюты и падении рубля виноваты спекулянты!



Конечно блять, очень легко найти виноватых, чем признать собственный ошибки в денежной политике в частности и в экономике трубы в целом. В слове «спекулянт» негативный оттенок есть только в русском языке, и идет он еще со времен совка. Собственно, в этом негативном значении его только бывшие совки и употребляют, рассевшиеся по управленческим креслам рыночной экономики, но до мозга костей совками и оставшиеся. Между тем, спекулянт, ну в частности — биржевой спекулянт — это важнейший участник рынка капитала, приносящий этому рынку неоценимую пользу. Спекулянт приносит рынку ликвидность. Ликвидность — важнейший параметр любого актива. Ликвидный актив — это когда его можно в любой момент продать по цене, близкой к рыночной. Ну предположим, у вас есть какой-нибудь редкий камень, который используется в одном единственном подшипнике какого-нибудь уникального агрегата на международной космической станции. Камень этот может стоит баснословных денег — ну не знаю, пусть миллион. Но вот проблема — продать его вы можете только на эту самую космическую станцию. Больше покупателей нет, так как камень нахер никому не нужен. И в этом случае абсолютно похую, какую вы цену запросите за камень — миллион там или два. Цену вам будет диктовать покупатель, так как он единственный кому камень нужен. Сколько даст — за столько и продадите. Ну или сидите с этим камнем как дурак. Это — несколько утрированный пример неликвидного актива, который сложно ликвидировать, то есть превратить в деньги. Сами деньги — это как раз пример самого ликвидного актива, который практически в любой момент можно превратить в другой актив — ну например другую валюту или там акции, или товары, что угодно, и при этом не особо потерять в цене. На ликвидный актив есть регулярный спрос и предложение. То есть если тот самый камень используется в самых разных агрегатах по всему миру, и рыночная цена ему миллион, то вы в любой момент сможете моментально продать его либо за миллион, либо чуть-чуть снизив цену. Это — ликвидность. И обеспечивают эту самую ликвидность — те самые спекулянты. Именно они готовы в любой момент купить, и в любой момент продать вам ликвидный актив. Понятное дело что спекулянты зарабатывают на разнице в цене покупки и продажи — но извините, они рискуют своими деньгами, чтобы вы в любой момент могли купить и продать, так что разница в цене и есть их заработок. Так что спекулянты формируют рынок. В случае биржевого рынка есть частный случай спекулянта — маркет-мейкер, что дословно и переводится как «делающий рынок». Он выставляет одновременно и заявку на покупку, и на заявку на продажу. Разница в цене покупки или продажи — спрэд — как правильно довольно большой, но зато вы гарантированно можете продать и купить по этим ценам. Ну для примера можно представить себе обменник, где на табло висят два курса. Несмотря на то что реальный курс на бирже в этот момент может быть где-то внутри этого коридора, в обменнике вы всегда можете купить и продать по курсу на табло. Помимо обеспечения ликвидности и маркет-мейкерства, спекулянты обеспечивают еще одну важнейшую функцию — они могут взять на себя ваши риски. Для этого существуют так называемые производные инструменты — деривативы. Производный означает что в основе лежит некий базовый актив, от которого и производится этот инструмент. Базовым активом может быть например валюта или акция. Цена производного инструмента зависит от цены базового актива. Наиболее распространенными биржевыми деривативами являются фьючерсы и опционы. Параметры их состоят из цены, количества и даты исполнения — или даты экспирации контракта. Такие контракты фиксируют цену базового актива в будущем. То есть грубо говоря, если мы с вами заключаем фьючерсный контракт, то мы договариваемся что через месяц, я продам вам 100 акций, а вы заплатите мне по 1 доллару за каждую акцию, итого сто долларов, вне зависимости от того, сколько будут стоить акции через месяц. То есть если через месяц акции стоят уже не по доллару, а по два доллара — то вы в плюсе, так как исполнив фьючерсный контракт вы у меня покупаете акции по 1 доллару и тут же продаете в рынок по текущей цене — так называемой цене спот — уже по 2 доллара, и кладете себе в карман 100 долларов. Возможна и другая ситуация, через месяц цена 1 акции — 0.5 доллара. Тогда я покупаю на спот-рынке 100 акций за 50 долларов, а вы по фьючерсному контракту обязаны купить у меня их по 1 доллару. Я вам продаю купленные только по 0.5 долларов акции за доллар, и кладу себе в карман 50 долларов. Фьючерсы — стандартизированы по времени экспирации, базому активу и его объему чтобы ими можно было торговать на бирже. Как правило биржа еще замораживает часть ваших средств пока у вас есть фьючерсный контракт в качестве страховки, это называется «гарантийное обеспечение». Если фьючерс заключается не на бирже, а вне биржи, то он может иметь нестандартное количество или срок — в таком случае он называется форвардным контрактом. Но суть та же. Что же хорошего в этих контрактах? Они позволяют и продавцу, и потребителю зафиксировать цену на определенном, приемлемом для них уровне. Представьте что вы — фермер. Сейчас весна, и чтобы засеять поле, а зачем убрать урожай вам придется потратить 100 долларов — на семена, солярку для трактора и так далее. Соответственно, чтобы окупиться, пшеница, которую вы соберете еще только осенью, должна стоить 100 долларов. И вы очень боитесь, что она может стоить дешевле ста долларов, тогда вы останетесь в долгах и обанкротитесь. А теперь представьте что вы — пекарь, и для того чтобы ваша пекарня осенью не закрылась, необходимая вам пшеница должна стоить не дороже 100 долларов. Если она будет дороже, то пекарня уже будет нерентабельна, и вы будете должник и обанкротитесь. Так вот, сейчас все еще весна, поле не засеяно и в пекарне пока хватает зерна для муки. И мы уже сейчас знаем, что осенняя цена в 100 долларов устроит и фермера, и пекаря. И они заключают тот самый фьючерсный контракт, с базовым активом пшеница, товарные активы кстати называют смешным словом комоды — от слова commodity. По контракту фермер поставляет эти самые комоды — то есть определенное количество пшеницы, а пекарь платит ему за это заранее оговоренную сумму в 100 долларов. И дальше их абсолютно не ебет сколько будет стоить пшеница осенью — она может стоить дешевле, или дороже 100 долларов, и в этом случае выиграл бы только один, а второй обязательно бы проиграл и обанкротился. Но у них на руках фьючерсный контракт, которым они избавились от риска — волатильности цен на сырьё. К слову сказать, базовым активом необязательно должны быть акции, деньги или сырьё, по большому счету им может быть все что угодно. Ну например биржевой индекс. Мы заключаем с вами фьючерсный договор, что через месяц индекс ММВБ будет 1500 пунктов — я говорю что не выше 1500 пунктов, а вы — минимум 1500 или выше. Один пункт приравниваем к 1 рублю. Проходит месяц, и если индекс скажем 1400, значит я был прав и вы мне платите 100 рублей. Если индекс 1600 то правы вы, и я плачу вам 100 рублей. Может быть фьючерс на вообще странные вещи, например на погоду в июне. Мы с вами договариваемся, что средний показатель температуры в июне будет 20 градусов — я говорю что не выше, вы говорите что не ниже. Соответственно, если средняя температура была 19 — вы мне платите рубль, если 21 — то я вам плачу рубль. Казалось бы, чистой воды казино, кругом одни спекулянты! Но на самом деле, от погоды очень зависит урожай — слишком холодно он замерз, слишком жарко он высох. Так что фьючерс на погоду — еще одни инструмент снижения риска для тех же фермеров, от еще одного неподконтрольного им явления — погоды. Если погода будет плохая, то тот самый фермер не сможет поставить пшеницу фермеру, вынужден будет купить ее за свои деньги и обанкротится. А так он возьмет деньги из фьючерса на плохую погоду. Есть еще второй тип контракта, он называется опцион. Если фьючерс обязывает вас произвести сделку, даже если она вам не выгодна, то опцион дает право. Ну от слова option — выбор, как знаете выбор настроек в меню будет menu options. То есть вы можете воспользоваться правом, если рынок идет в вашу пользу, а если не в вашу — то не обязаны. Чтобы лучше понять, о чем идет речь, модернизируем наш пример о фьючерсах чтобы превратить его в опцион. Мы с вами договариваемся, что я имею право продать вам 100 акции по цене 1 доллар за акцию через месяц. И я сегодня плачу вам за это 10 долларов. Проходит месяц. Цена за акцию 0.5 доллара, то есть в мою пользу. Я на спот-рынке покупаю 100 акций на 50 долларов, продаю их вам за 100 долларов, и кладу в карман 40 долларов, а не 50. Почему 40? Потому что десятку я вам уже заплатил, и ее надо вычесть из дохода. Соответственно и вы теряете не 50, а 40 долларов. Если же цена будет не 1, а 2 доллара, я просто отказываюсь от своего права и теряю всего лишь 10 долларов. Это пример put опциона, то есть на продажу базового актива, в данном случае акции. Есть еще call опционы, то есть опционы на покупку акции, то есть они дают не право продать, а наоборот, право купить актив по определенной цене. Опционы — важнейший инструмент защиты от риска, то есть хеджирование риска, от английского слова hedge. Как это работает? Предположим, текущий курс доллара — 50 рублей за доллар. Курс может быть неактуален, взят для ровного счета. У вас в наличии 100 долларов, и вы боитесь что через месяц курс упадет. Щас тоже некоторым смешно может стать. Вы заключаете опцион — именно опцион, так как он ни к чему вас не обязывает, так вот, опцион на продажу 100 долларов по курсу 50 рублей, и платите за это второй стороне 100 рублей. Проходит месяц. Предположим, что курс стал 40 рублей за доллар. Тогда вы реализуете своё право, продаете свои 100 долларов по цене контракта 50 рублей, получаете 5000 рублей, из которых надо вычесть 100 рублей которые вы уже заплатили за контракт. Да, обидно, но если бы у вас не было опциона, то при курсе 40 вместо 50 вы потеряли бы 1000 рублей, а не 100. Другой вариант развития событий — через месяц курс вырос и стал 60 рублей за 1 доллар. Тогда вы продаете на спот рынке свои 100 долларов, получаете 6000 рублей из которых 1000 рублей в плюс, откуда надо вычесть 100 рублей и получите 900 рублей прибыли. Да, обидно что не всю 1000, но зато вы были застрахованы от падения. То есть захеджировали валютный риск. Можно вообще не иметь эти самые 100 долларов, но тем не менее играть на разнице курса. Предположим, что текущий курс — все те же 50 рублей за доллар. Вы можете сделать так называемую «бабочку». Не имения никаких долларов, вы покупаете за 100 рублей опцион колл на право продажи через месяц 100 долларов по курсу 50 рублей, и еще один опцион — на этот раз пут, то есть на покупку через месяц 100 долларов по курсу 50 рублей. Итого, стоимость бабочки по доллару для вас — 200 рублей, т.е. вы потратили всего 200 рублей, и у вас на руках два контракта, позволяющие заработать на движении курса в любую сторону. Чтобы отбить потраченные 200 рублей, достаточно чтобы через месяц курс был либо 48, либо 52 рубля. В первом случае вы покупаете на спот рынке 100 долларов за 4800 рублей, реализуете свой опцион колл и продаете их уже за 5000 рублей, отбив свои 200. Во втором случае когда курс 52, реализуете свой опцион пут и покупаете по нему доллары по 50 рублей, потратив 5000 руб, и тут же продаете в рынок по 52, получив уже 5200 руб. Свои 200 вы отбили. Соответственно, чтобы заработать, достаточно движения курса валюты в любую сторону больше чем на 2 рубля, и вам абсолютно похую в какую. Если доллар будет 40 рублей, вы заработаете 800 рублей, и если доллар будет 60 рублей, вы тоже заработаете 800 рублей. Если курс будет между 48 и 52 — вы отобьете лишь часть из своих 200, т.е затраты составят для вас меньше 200р. При этом вам не нужно обладать этими самыми долларами, и трястись над их курсом. Вы опять таки захеджировали свою валютный риск. Это очень важно для импортеров товаров, которые рассчитываются с поставщиками в долларах например. То есть опционы позволяют строго ограничить потери строго определенной заранее суммой. В наших примерах это 100 рублей для опциона по валюте и 200 рублей для бабочки. Мы сейчас, заранее зафиксировали что мы можем проебать максимум цену контракта — то есть 100 или 200 рублей, и ни рублем больше, какой бы не был курс или стоимость актива. Нам вообще становится похуй какой там будет курс. Итак, мы-то свой риск сбросили в рынок, но кто его купил? Кто тот загадочный незнакомец, который принял на себя наш риск? А тот самый спекулянт. Именно он покупает все эти контракты. Разумеется, он хочет на этом заработать, ведь он берет на себя риск. Даже термин такой есть — премия за риск. И именно здесь-то и кроется опасность производных инструментов. Дело в том, что для них не нужно обладать базовым активом. И бывают беспоставочные контракты. То есть если вы купили фьючерс на январскую нефть, это совершенно не значит что в январе к вашему дому подвезут бочки с нефтью. Фьючерс может быть расчетным — то есть на сумму разницы цены на спот и цены в контракте, которую вы получаете или отдаете. У вас было скажем 5000 руб. если вы купили скажем 100 долларов по 50 рублей, и курс упал на 10 рублей, то доллары-то у вас остались. Да вы купили их за 5000 р, а продали за 4000, тысячу проебали, но 4 тысячи-то у вас осталось. А вот опционы позволяют вам вообще не покупать сами доллары, а сразу на все 5000 купить контрактов на право продажи или покупки доллара. То есть в данном случае вы не покупаете за 5000 руб вшивых 100 долларов. Вы на все 5000 руб по 100 рублей покупаете 50 опционов на покупку 100 долларов на общую сумму 5000 долларов. И если в предыдущем случае курс упал с 50 до 40 на 10 р — 20 процентов, и мы потеряли те самые 20 процентов капитала, то в случае с опционами на 5000 долларов, общей стоимость 250000 при курсе 50 рублей, курсу достаточно упасть скажем всего лишь на 1 рубль — 2 процента, и 5000 долларов в рублях будет уже не 250000, а 245000 руб. То есть на 5000 рублей меньше, и вы просрали весь свой капитал, а не всего лишь 20 процентов как в предыдущем примере. Другой яркий пример до чего может довести хеджирование рисков через деривативы — это кризис 2008 года. Далеко не все понимают, что собственно произошло. Чтобы понять, нужно понимать как работает любая организация выдающая кредиты, ну например банк. Если рассматривать отдельного взятого заемщика — ну например Васю Пупкина, он может быть злостным неплательщиком. И таких Васей в банке может быть много. Но если рассматривать общий портфель выданных кредитов в целом, то допустим злостных неплательщиков там 35%. Это много, и с такой просрочкой надо что-то делать, но тем не менее оставшиеся 65% заемщиков исправно возвращают банку кредиты с процентами. То есть отдельно взятый кредит может быть ненадежным, но в целом банк имеет рейтинг надежности 65%. Тоже самое справедливо для ипотечных кредитов. В 2000-х в США начался бум ипотечных кредитов, и людям впаривали в ипотеку жилье куда больше и дороже, чем они реально себе могли позволить. Естественно, сумма ипотеки, а соответственно доходы банков от этого росли. Но рос и риск, потому что все понимали что многие не смогут расплатиться по ипотеке, но в целом число потенциальных неплательщиков не превышает 35 процентов, в этом случае банк отбирает жилье и продает следующим лохам. И чтобы захеджировать этот самый риск, все ипотечные контракты взяли и завернули в один продукт — дериватив. И надежность такого дериватива — 65%, плюс подкреплен недвижимостью. Актив доходный, растет в цене, рейтинг хороший — его и начали активно покупать всякие разные фонды и прочие дельцы с Wall Street. И впаривать его уже новым лохам — своим клиентам. Так эти ипотечные деривативы попали в портфели пенсионных фондов например. Со временем и на Wall Street стало понятно, что актив-то пахнет жаренным, и они застраховали свои риск от падения ипотечных деривативов в страховой компании AIG. Но продолжали впаривать их клиентам, по сути играя уже против собственных клиентов. В какой-то момент стало ясно, что в случае падения у AIG не хватит денег чтобы выплатить страховки, и они застраховались от риска падения AIG в другой страховой компании. Вот и получилось, что когда ипотечный пузырь наконец лопнул, что раньше даже не приводило к падению банков — так как они просто забирали себе недвижимость и все. Но в этом случае, к этим злосчастным лохам которые взяли в ипотеку хату дороже чем могут себе позволить, через дериватив была привязана суко вся денежная система пиндостана — посыпались пенсионные фонды, банки, страховые компании и фирмы на Wall Street. Вот только там была обычная погоня за длинным долларом, к спекулянтам не имеющая никакого отношения. И нечего их обижать.


Опубликовано Формат ВидеоРубрики ДомМетки , , easy life, ММВБ, валютный риск, фьючерс, опцион, хеджирование, биржа, биржевой спекулянт, маркет-мейкер, цена спот, биржевой индекс, tv, волатильность

Комментарии:

Добавить комментарий